Смоляне готовятся пройти колонной «Бессмертного полка»
Останки найдены, родные – нет. Вместо внуков и правнуков смоленские поисковики пройдут 9 Мая с портретами поднятых ими бойцов. Смоляне готовятся встать в ряды «Бессмертного полка», готовят штендеры, разыскивают факты. В этом году колонна «однополчан» пройдет в областном центре по измененному маршруту.
gtrksmolensk.ru

Смоляне готовятся пройти колонной «Бессмертного полка»

  • 06.05.2019 08:28

Останки найдены, родные – нет. Вместо внуков и правнуков смоленские поисковики пройдут 9 Мая с портретами поднятых ими бойцов. Смоляне готовятся встать в ряды «Бессмертного полка», готовят штендеры, разыскивают факты. В этом году колонна «однополчан» пройдет в областном центре по измененному маршруту.

…Два листка зашиты ламинатом, чтобы не истрепались. Мама и дочь, Александра и Вера Коротаевы вновь перечитывают давно известные им строки. Это письма с фронта их деда и прадеда Якова Клопова. Одно с Финской войны. Другое было написано в госпитале в июле 1942-го.

«Здравствуй, Маня, Лида и Санюшка! Шлю я вам свой привет и все лучшие пожелания. Не могу получить ни одного и, наверное, не придется получить, потому что с этого госпиталя на днях меня переводят в другой госпиталь».

Это письмо оказалось последним. Сапер и партизан Яков Клопов числится без вести пропавшим. Раненый в первый раз, он оказался в лагере для военнопленных. И, казалось, удача ему улыбнулась: на работах его увидела родственница и выкупила у нацистов. Один день Яков Васильевич провел дома, а затем ушел к партизанам и был ранен в «Холмском котле» под Новгородом.

Александра Коротаева:

«В сентябре примерно 1942 года бабушка Мария Михайловна получила от одной из родственниц, которая работала в госпитале на станции Хвойная, записочку на листочке, сложенном гармошкой. В этом листочке было указано, что Яков Васильевич скончался от ран».

На карте фломастером выделены названия населенных пунктов, у которых сражался верин прадед. Их отметил ее дедушка, сын пропавшего Якова Васильевича, а теперь информацию по крупицам собирают Александра Александровна и Вера, но новых зацепок не появляется.

Станции Хвойной больше не существует, информации о госпитале тоже нет. Однако история прадеда, описанная школьницей, больше других тронула жюри конкурса «Правнуки победителей». Вера мечтает поехать поисковиком в Новгородскую область, чтобы там продолжить искать могилу прадеда. Рассуждая о том, как могла бы сложиться его жизнь, она не может сдержать слез.

Вера Коротаева:  

«Мой прадедушка мог прожить полноценную жизнь, со своей семьей, со своими детьми, но он не пожалел себя, чтобы их защитить».

Александра Коротаева:

«Нет ощущения, что мы сделали все, что могли. И есть такое ощущение неоплатного долга перед дедом из-за того, что мы даже не можем похоронить его».

Вера Коротаева вместе с семьей снова собирается с портретом прадеда пройти в рядах Бессмертного полка.

В колонну встанут и бойцы смоленских поисковых отрядов. Но в их руках будут фотографии не родственников, а тех красноармейцев, чьи останки им удалось отыскать на Смоленской земле, чью судьбу получилось установить.

Останки Федора Ажигина были найдены смоленскими поисковиками недалеко от Ярцева, в 20 км от его родной деревни. Бойцы наудачу решили зайти в деревню и оказалось, что на несколько дней в свой отчий дом приехала дочь Федора Степановича.

Нина Куликовских, руководитель поискового объединения «Долг»:

«Мы переступаем порог, и на торцевой стене видим портрет – вот этот портрет, только с женой. И начинаем понимать, что тот солдатик, который у нас лежит в лагере, возможно, он смотрит на нас с этого портрета. Все так и оказалось.  «Раиса Федоровна, а что Вы подумали, когда мы стали спрашивать у Вас про отца?» Она говорит: «А я подумала, что вы скажете, что он живой».

Поисковики рассказывают, что, если удается отыскать родных поднятых бойцов, они обретают биографию, черты реального человека. Но таких историй, к сожалению, немного. И все же портреты тех, кто погиб на Смоленщине, но чьи родственники не нашлись, тоже примут участие в шествии «Бессмертного полка». Их число растет.

Сейчас поисковики работают на вахте памяти у деревни Аристово и ежедневно здесь поднимают останки десятков бойцов. Имена многих из них по найденным медальонам будет восстановлены в ближайшие дни.

Гульнора Тушкова, участник Вахты Памяти:

«Разворачивают в воде, высушивают. Если нечитаемо, если ничего не написано, делают скан. И на скане может быть видно».

В самом Смоленске вовсю идет подготовка к шествию. Помощь в изготовлении штендеров с портретами смолянам оказывают в библиотеках. Туда приносят фотографии ветеранов, зачастую целые альбомы. Сотрудники их сканируют и ретушируют.

С каждым годом желающих пройти маршем в Бессмертном полку в Смоленске все больше. В прошлом году «однополчан» было 35 тысяч человек.

Акция «Бессмертный полк» в Смоленске стала действительно народной, и вряд ли она теперь угаснет. Кто-то из смолян идет с улыбкой, некоторые – со слезами на глазах, многие – с военными песнями и криками «Ура Победе!».

Памятное шествие в городе-герое Смоленске встречают аплодисментами. Становится ясно, «Бессмертный полк» становится армией.

© «Копирайт», 2024

Популярные разделы: список товаров 1 | список товаров 2 | список товаров 3